Афанасий Афанасьевич Фет

А. А. Фет

Где волы, склонясь прошли,

Лентой бархатной чернеет

Глыба взрезанной земли.

Чем-то блещут свежим, нежным

Солнца вешние лучи.

Вслед за пахарем прилежным

Ходят жадные грачи

Так описывает Афанасий Афанасьевич Фет первую борозду. Мало кто знает, что наш известный поэт был пионером фермерского движения в России.

Родился он на Орловщине в семье помещика Шеншина, однако из-за путаницы с документами еще в отроческие годы лишился отцовской фамилии, дворянского звания и права наследования родового имения. Фет оказался мужественным человеком. Он солдатом ушел в армию и дослужил до офицерского чина, дававшего право на дворянство.

Накануне крестьянской реформы и отмены крепостного права в 1860 году Фет в родном Мценском уезде покупает хутор Степановку и 200 десятин пахотной земли. Иван Сергеевич Тургенев, посетив однажды соседа и друга, увидел чистое поле, недостроенный деревянный дом под соломенной крышей и несколько сараев. Потом он часто шутил: «Здесь не природа, а пустое пространство и в центре шиш».

Через 17 лет стараниями вновь обращенного помещика хутор превратился в цветущий оазис и высокорентабельную ферму. Дом утопал в зелени, к нему вела аллея тенистых деревьев. Повсюду радовали глаз цветники и красивые кустарники, шумел и благоухал огромный фруктовый сад. Каменные конюшни и скотные дворы, пруды, колодцы, погреба и оранжереи окружали преобразившийся дом под железной крышей с флигелем. Было на что подивиться.

Сельская деятельность Фета была не поэтической блажью и не игрой в помещика, она давала ощутимые результаты. Он не только умело вел свои дела, но и ухитрился за несколько лет напечатать в журналах того времени не менее полсотни очерков по сельскому хозяйству.

Стихов в это время Афанасий Фет почти не писал. Лира его некоторое время пылилась в чулане, зато на видном месте висели серп и коса работать приходилось много. Единомышленником и помощником во всех его начинаниях была жена, Марья Петровна из рода Боткиных (ее родной брат стал знаменитым на всю Россию терапевтом). На ферме Фетов получали средства к существованию около ста наемных рабочих. Марья Петровна бесплатно обучала грамоте крестьянских детей и оказывала медицинскую помощь больным, имея для этого целую аптеку.

Не последнее место на хуторе занимал и огород. Выращивали картофель, овощи и зелень: надо не только иметь запасы на зиму, но и кормить работников, что входило в условия найма. Овощеводство было поставлено на широкую ногу: теплицы, парники, теплые гряды ( использовали утепляющие средства мешковину, рогожу, камышовые и тростниковые маты). В семье знали толк в еде и держали отличного повара Михаилу, который выучился мастерству в московских ресторанах. Особенно любили овощные супы с мясными пирожками, салатную капусту и спаржу, приготовленную в сладком соусе.

Основным источником дохода стали рожь и овес. Луговых пастбищ и неудобий для получения сена и свежих кормов и хозяйстве не хватало, и Афанасий Афанасьевич вместо пара засевал отдыхающее поле красным клевером, что было тогда новинкой в земледелии. И какая дивная красота открывалась для глаза, особенно если по соседству розовел клин гречихи! А дух, а аромат, а гудение пчел Фет всегда наслаждался хорошей работой и не мыслил ее без красоты, без сверкающих красок и стройной музыки.

Критики того времени Щедрин, Добролюбов, Писарев, Зайцев не могли понять, как в одном человеке соединяются трепетный лирик и расчетливый хозяин, и утверждали, что Фет реакционер и эксплуататор. Между тем такое единство свойственно крестьянину: праздничные и обрядовые песни прекрасно уживались с хлебопашеством, огородничеством, торговлей. Фет лишь следовал исконной народной традиции.

Поэт пользовался уважением у крестьян. Его трижды избирали мировым судьей, и он прослужил в этой должности более десяти лет. Фет был одним из первых в замечательной плеяде деятелей, которых называли земцами. Это были образованные люди агрономы, инженеры, врачи, юристы. Они успешно вели свои дела, умели делать деньги, но работали и на благо народа и страны.

Афанасий Афанасьевич гордился добрыми делами в земстве больше, чем своими стихами и хозяйственными успехами. В письме к приятелю он с удовлетворением писал: «Я прокормил в голодный год сотни голодающих, вылечил другие сотни от сифилиса, выстроил на вечные времена больницу, водворил в разных местах порядок в крестьянском землевладении и подарил крестьянам на 16 тысяч собственной земли». Кстати, его больница в селе Долгое стоит до сего времени. О многих благодеяниях он по скромности умолчал. И чем больше он богател, чем выше была прибыль от фермы и конезавода, которыми он владел в Грайворонке Воронежской губернии, тем щедрее помогал он людям.

Фет считал, что сельская община не решит всех проблем крестьян, хотя большинство из них не было готово хозяйствовать самостоятельно. Гарантию стабильности общества и благополучия села он видел в укреплении деревенских хозяев и среднепоместных дворян. Он надеялся, что правительство будет им покровительствовать, устроив законодательную защиту и налоговые льготы. Увы, этого не произошло.

В 1877 году Фет расстается с заботами фермера и вместо хутора приобретает старинную и роскошную усадьбу Воробьевка в Курской губернии и каменный дом в Москве на Плющихе. Теперь он передает хозяйство в руки управляющего, а сам снова обращается к лире. Однако письменный стол держит его только до обеда, а затем сад, цветник и огород. До глубокой старости его можно было видеть с граблями, садовыми ножницами или пилой. Таким неугомонным и деятельным был наш великий лирик.

Г.Никитин

Оставить комментарий