Иван Владимирович Мичурин

Творческому наследию Ивана Владимировича Мичурина сегодня грозит не меньший урон, чем ему нанес в свое время Лысенко, назвавший его именем «свое направление» в биологии. Разница состоит лишь в том, что раньше оно выхолащивалось «верными сподвижниками и последователями», а сегодня ученого-опытника хотят признать пустоцветом носители «революционных» и «прогрессивных» взглядов Ивана Владимировича, посмотрим на его дела объективно.

Что определяет яркую интеллектуальную индивидуальность Мичурина? Он работал в период, когда на небосводе российского садоводства блистали такие звезды, как В. В. Пашкевич, М. В. Рытов, Л. П. Симиренко и другие. Высокий научный потенциал имело и плодоводство за рубежом (вспомним хотя бы Л. Бербанка). Это был период зарождения строго научных концепций в садоводстве. В это время особенно высока роль трех китов творческого поиска целеустремленности, трудолюбия и способности к научному предвидению.

Жизнь Мичурина редкий пример самоотдачи человека любимому делу. Для проверки идеи о взаимодействии растительного организма и среды он в период 1875-1900 гг. трижды менял земельные участки под своими селекционно-коллекционными насаждениями площадью около 10 гектаров. В постоянной работе было задействовано более тысячи взрослых и несколько десятков тысяч молодых растений 15 плодовых и ягодных культур и нескольких десятков ботанических видов. Такой объем работы был бы ныне по плечу целому коллективу крупного научно-исследовательского института, однако он не пугал человека, который мог рассчитывать только на собственные силы и средства.

Необыкновенную целеустремленность Мичурина подтверждает и его ответ департаменту земледелия об отказе от субсидий, так как условия его требовали « принять на себя постановку опытов по инициативе департамента». Жажда познать истинные возможности растений не позволила ученому пойти на компромисс. Кстати, значение работ Мичурина признавало царское правительство, наградившее садовода орденом Святой Анны.

Несколько слов о материальном положении Мичурина, отличавшегося неплохой деловой хваткой. В целом, его жизненный уровень был выше среднего уровня жителей г. Козлова (ныне г. Мичуринск), но благосостояние никогда не являлось основной целью Ивана Владимировича. Не раз ему вместе с семьей приходилось жертвовать накопленным ради реализации тех или иных проектов ученого, а самим садиться на полбу. Коммерческая сторона его работы тесно связана с необходимостью популяризировать свои достижения и создавать сеть личных корреспондентов, которые искали ценных доноров для гибридизации и испытывали его сорта в разнообразных почвенно-климатических условиях. Средний выход посадочного материала из его коммерческого питомника составлял 4-6 тысяч привитых и 10-30 тысяч корнесобственных саженцев. Очень символично, что первый выведенный им сорт (это была малина) получил название Коммерция.

Необыкновенное трудолюбие Мичурина демонстрирует его способность трудиться по 12-16 ч в сутки. Причем трудиться глубоко осознанно. Если на первых этапах своей научной деятельности он, как, впрочем, и его современники, видел пути обогащения сортимента садов средней полосы России в прямой акклиматизации южных сортов, то затем встал на самостоятельный, никем не проторенный путь, занялся отдаленной гибридизацией. Новые дороги в науке для него были выше сиюминутных практических результатов (даже создания новых сортов).

И конечно, ценно его научное предвидение во времена, когда в биологии преобладали идеалистические учения. Не получив специального образования, Мичурин много занимался самообразованием, следил за работами крупных биологов-материалистов, прежде всего Ч. Дарвина, Г. Менделя и К. А. Тимирязева. Иван Владимирович самостоятельно искал объяснение внутренней природы садовых растений.

Работы Мичурина показывают нам его и генетиком, и экологом, и эволюционистом, и биофизиком, и экспериментатором. Деятельность его как генетика была постоянным яблоком раздора между его почитателями и недругами. Он был одним из первых, кто выделил три основных фактора, определяющих формирование генотипа при половом размножении, «зов предков» (наследственная информация родителей), «опыт жизни матери» (влияние на зарождающийся организм цитоплазмы яйцеклетки) и условия в момент возникновения нового организма (возможность мутаций). Эти мысли в конце жизни И.В.Мичурина революционными уже не являлись, но были бесспорно прогрессивными на фоне работ большинства современных биологов.

Часто в среде садоводов слышишь разговоры: «Создал 600 сортов, а сегодня осталось-то» или «Ох уж этот его хваленый Пепин шафранный» и тому подобное. Ничего умаляющего достоинства ученого в констатации этих фактов нет. Просто мы имеем дело с двумя общепризнанными принципами в селекции необходимости непрерывного улучшения сорта и его старением (первый как раз выдвинул и всесторонне развил сам Иван Владимирович).

А достижения Мичурина как практика представляют бесспорный интерес для садоводов-любителей. Работы Мичурина написаны легкодоступным языком и захватывают любознательного читателя. Очень советую читать именно оригиналы его статей, которые всегда редактировали в соответствии с господствующими взглядами в биологии.

Очень важно при первых шагах садоводов аккумулировать комплексный опыт. Конечно, опыт Мичурина особый интерес представляет для непрофессиональных селекционеров-садоводов и питомниководов.

Попов Александр Александрович

Оставить комментарий